Пробный ЕГЭ по литературе вызвал художественную критику

  • 5 февраля 2015 в 11:40, Анна Рудая

Вчера пробный ЕГЭ по литературе сдавали глава Рособрнадзора Сергей Кравцов, начальник столичного департамента образования Исаак Калина, телеведущая Яна Чурикова, а также несколько журналистов. Лучше всех ЕГЭ написали образовательные чиновники.

К школьному курсу литературы в последнее время внимание властей не менее пристальное, чем к курсу российской истории. В прошлом году по требованию президента Владимира Путина в школы вернули обязательное выпускное сочинение — без него теперь не допускают к сдаче ЕГЭ. Спикер Госдумы Сергей Нарышкин потребовал разработать единую концепцию преподавания литературы в школах — по аналогии с уже утвержденной исторической концепцией. При этом и законодатели, и преподаватели все чаще высказываются о том, что ЕГЭ по литературе необходимо серьезно изменить, так как формальный экзамен не подходит гуманитарной науке.

В этих условиях Рособрнадзор и решил провести пробный ЕГЭ по литературе: продемонстрировать, что процедура экзамена исключает возможность списывания, а также доказать, что знания по литературе вполне можно проверить и сейчас.

Демонстрационный экзамен для журналистов и образовательных чиновников проходил в московской школе №1284. Организаторы в точности воссоздали обстановку реального экзамена: у всех, кто зарегистрировался для сдачи ЕГЭ, несколько раз проверяли документы на входе, а потом передавали сопровождающим. В одиночку было невозможно даже подняться на этаж, где располагались аудитории — там стояли дежурные, которые вежливо отправляли всех обратно. Единственное нарушение процедуры произошло не по вине организаторов — машина спецсвязи, перевозящая задания для экзамена, опоздала почти на полчаса. Документы в школы доставили двое суровых мужчин в бронежилетах: один нес опечатанную коробку, другой прикрывал с автоматом наперевес. Фельдъегерей встретила директор школы, но задания ей передали лишь в пункте проведения экзамена, дождавшись прихода наблюдателей.

«Литературу сдать несложно, ее все знают,— рассуждал в очереди глава столичного департамента образования Исаак Калина.— Предлагаю вам попробовать физику сдать. Или химию, например». В ответ журналисты предложили чиновнику сдать экзамен по обществознанию, но господин Калина не стал развивать эту тему.

При входе в аудиторию еще раз проверяли паспорт и рассадили всех за парты. В этот момент появился легкий мандраж, знакомый каждому, кто хоть раз приходил на экзамен неподготовленным. Наблюдатели проверили, чтобы на столе не было ничего, кроме паспорта, воды и авторучек. На столе у господина Калины лежал громоздкий футляр для очков, куда мог бы вместиться небольшой словарь, но замечаний ему делать не стали. Организаторы продемонстрировали классу и видеокамерам стопку запечатанных индивидуальных пакетов с заданиями, потом каждый самостоятельно вскрыл их.

Первыми из конверта выпадают листы с заданиями. По правилам, сначала необходимо заполнить прилагающиеся документы, но спокойно это сделать не получается — сразу пытаешься размышлять над увиденными мельком вопросами. Наконец организаторы разрешают взять бланки заданий — время пошло. Обычный экзамен длится 3 часа 55 минут, пробный — всего полчаса, поэтому и заданий здесь меньше.

Тестовых вопросов, которые так возмущают критиков ЕГЭ, на экзамене не было, их отменили несколько лет назад. Вместо этого в заданиях спрашивали, к какому жанру относится произведение, как зовут главного героя, какой известный роман написал Михаил Шолохов, какой литературный прием использовал автор, чтобы показать внутреннее состояние персонажа и так далее. В общем, на основе небольшого отрывка разработчики зданий проверяли глубину знаний школьников.

Все эти вопросы не вызвали затруднений у сидевшего рядом Исаака Калины — он самым первым ответил на вопросы и перешел ко второй части, где предлагалось порассуждать о качествах русского солдата. Вместо требуемых 5-6 предложений, глава департамента исписал почти целую страницу, после чего досрочно покинул аудиторию.

В Рособрнадзоре обещали прислать всем результаты, но экзаменуемые, получив телефоны, первым делом полезли в интернет, чтобы самостоятельно проверить ответы. Больше всего ошибок было в вопросе об имени главного героя — кто-то признался, что перепутал его с Алексеем Мересьевым из «Повести о настоящем человеке». А писатель Михаил Веллер не знал, что отображение внутренних переживаний персонажа называется «психологизмом». «Я написал больше десятка книг, я читал лекции в лучших университетах мира, но не смог ответить на этот вопрос, тупо смотрел в лист заданий,— громко возмущался он.— Мне никогда это не пригодилось бы в жизни, зачем вообще разработчики придумали такой вопрос

Как выяснил корреспондент, и глава Рособрнадзор Сергей Кравцов, и Исаак Калина написали экзамен лучше, чем писатель — на 9 баллов из 10.

Источник: Коммерсант

Войдите в Дневник, чтобы прокомментировать новость